Джон эдвардс, бренд-директор land rover («клаксон»)

Джон эдвардс, бренд-директор land rover («клаксон»)

“Land Rover” до сих пор остается одной из тех редких автомобильных марок, что сосредоточены на выпуске моделей строго определенного формата – внедорожников. О том, что оказывает помощь компании быть успешной, не выходя за рамки одного класса, обозревателю “Клаксона” поведал глобальный бренд-директор “Land Rover” Джон Эдвардс.

— Базы философии “Land Rover” были заложены 65 лет назад с дебютом джипа, что на данный момент именуется “Defender”. Мысль заключалась в том, дабы сделать утилитарный, разносторонний по своим талантам автомобиль, талантливый справляться с широким спектром задач в произвольных условиях: на асфальте и вне дорог, на льду и на снегу.

Мы именуем это оптимальной функциональностью. И отечественный бренд постоянно будет опираться на нее.

Но нужно иметь в виду, что функциональность имеет разное выражение. К примеру, она возможно бескомпромиссной, как у того же “Defender”, либо более изысканной, утонченной, как у “Range Rover”.

Исходя из этого оставаясь в рамках собственной ниши, выбранной много лет назад, мы имеем возможность маневрировать, смещать выговоры в зависимости от потребностей рынков, поскольку запросы клиентов различные. В любом случае резервы для роста в категории внедорожников еще имеется, и они весьма большие.

– Этим разъясняется, что в гамме “Land Rover” в первый раз показались модели лишь с передним приводом, наподобие “Evoque” либо “Freelander”?

– Можно считать, что это – проба сил в новом направлении. У “Land Rover” на данный момент примерно пять процентов мирового рынка SUV, и в этом сегменте вправду наметился интерес к моноприводным моделям. Тому имеется две обстоятельства. Первая – цена.

Машина с переднеприводной трансмиссией a priori будет дешевле аналога с “4х4”.

Вторая – более низкие выбросы, не смотря на то, что в данной области, на мой взор, все далеко не так разумеется. Но в действительности я постоянно говорю дилерам, что нет ничего несложнее, чем уговорить человека в итоге выбрать полноприводную модель.

Так и получается на деле.

Клиент приходит в салон, интересуется дешёвой версией, а позже уезжает на “Land Rover” с трансмиссией “4х4”. Исходя из этого продажи моделей c передним приводом у нас весьма малы, но мы будем пристально смотреть за тем, как данный тренд начнёт развиваться.

– Раз вы затронули тему вредных выбросов, поведайте, что происходит с проектом первого гибридного “Land Rover”? на данный момент страсти по данной машине поутихли, но я ездил на прототипе “Range_e”, и он в целом оставил у меня благоприятные впечатления.

– Проект по разработке гибридного автомобиля начинается по замыслу. Я могу официально заявить о том, что подобная схема силовой установки покажется на отечественных внедорожниках нового поколения. Это случится приблизительно через 12-18 месяцев.

Не смотря на то, что мы понимаем все вероятные риски. С позиций коммерческой возможности рынок гибридных моделей сверхсложный, он требует больших издержок, но гарантирует отдачу лишь в том случае, если потребителей будут стимулировать к приобретению таких автомобилей.

К примеру, при помощи налоговых льгот. Другими словами спрос тут фискально зависимый. Но мы не фокусируемся в этом случае лишь на понижении вредных выбросов. “Land Rover” кроме этого трудится над понижением массы автомобилей, совершенствованием вторых эксплуатационных качеств.

И это нам в любом случае понадобится в будущем.

– Грядет дебют нового поколения люксового джипа “Range Rover”. Чем вы собираетесь удивить клиента?

К примеру, ведутся беседы о том, что эта машина возьмёт инновационный алюминиевый кузов.

– на данный момент я не могу опровергнуть эти сведенья, но и подтверждать ее также не буду. Но раскрою вам дату дебюта “Range Rover” нового поколения – это случится 6 сентября в Лондоне.

И это будет совсем новая модель, которая станет прорывом во многих областях, среди них и по понижению массы.

– А дойдут ли до серийного производства какие-либо технологии из арсенала недавнего прототипа “DC100”? У данной автомобили было большое количество увлекательного: выдвижные шипы в шинах, совокупность сканирования пространства…

– “DC100” – лишь концепт, но в это же время к его перспективным разработкам мы относимся весьма без шуток. Это не просто отечественная фантазия. Сообщу так: любая из инновационных совокупностей в принципе осуществима.

Какая-то раньше, какая-то позднее, но для их воплощения нам еще потребуется пять-шесть лет инженерной работы. Мы тратим на проектирование новых моделей довольно много для компании для того чтобы масштаба, как отечественная.

– Вы весьма деятельно осваиваете рынки развивающихся государств. Это видно по ростам продаж в Российской Федерации, Китае, Индии…

Возможно, имеется суть налаживать в этих регионах собственное производство?

– От этого некуда не убежать. Все отечественные три завода в Англии трудятся 24 часа в день, и резервов для расширения в том месте осталось не так много. Одновременно с этим на некоторых рынках без локализации тяжело либо по большому счету нереально рассчитывать на успех.

Так, к примеру, в Бразилии высокие ввозные пошлины, и сравнительно не так давно государство снова решило их расширить. Приблизительно такая же обстановка и в Китае.

Кстати, в том месте мы уже достигли соглашения с компанией “Chery” об организации СП. Ну и, само собой разумеется, особенным пунктом значится выпуск легендарного “Defender” – его собирают в Турции, Иране…

В том месте, где он прекрасно пользуется спросом.

– А как складывается обстановка в других регионах? На западе, каковые раньше снабжали главную долю продаж машин?

– В целом все хорошо. США до сих пор остаются главным рынком для внедорожников. Экономика на подъеме, продажи автомобилей растут.

У нас в том месте хорошим спросом пользуются достаточно дорогие модели – “Range Rover”, “Range Rover Спорт”, “Discovery”, другими словами практически как в Российской Федерации. В то время, когда я вижусь с отечественными американскими дилерами, все что они желают – это больше новых моделей.

С Европой обстановка сложнее. В случае если Германия либо Англия до тех пор пока еще остаются стабильными, то, к примеру, в Испании рынок просел сильно. Оттого и интерес потребителей направлен в сторону более дешёвых “Freelander” и “Evoque”.

Получается именно то, о чем я сказал ранее: спрос на внедорожники имеется везде, лишь его структура отличается.

– Но, и названные автомобили не похожи. Не вспоминали о том, что стоит ввести единый корпоративный стиль?

– Само собой, мы будем развивать характерные фирменные элементы. Но мы думаем, что дизайн кроме этого обязан подчеркивать назначение автомобиля.

Условно “Land Rover” разделяет рынок внедорожников на три категории: в первой преобладают утилитарно-функциональные автомобили, во второй – рассчитанные на отдых и спорт, в третьей – модели премиум-класса. У нас имеется представители во всех сегментах.

Исходя из этого “Defender” и “Range Rover” выглядят не смотря на то, что и по-различному, но оба несут в себе ДНК “Land Rover”.

«Клаксон»

The Dirty Secrets of George Bush


Похожие статьи, подобранные для Вас: