Несколько необходимых побочных замечаний

В предстоящих главах должны начаться сообщения, относящиеся к формированию человека и связанных с ним существ до земного периода. Потому что в то время, когда человек начал связывать судьбу собственную с планетой, именуемой Почвой, им был уже раньше пройдет последовательность ступеней развития, каковые подготовили его известным образом к земному существованию. Таких ступеней нужно различать три, и они именуются тремя планетными ступенями развития. Имена, употребляемые в тайноведении для этих ступеней, — это периоды Сатурна, Солнца, Луны. Из предстоящего изложения выяснится, что эти заглавия не имеют до тех пор пока никакого отношения к современным небесным телам, носящим в физической астрономии эти имена, не смотря на то, что в более широком смысле для владеющего более глубоким познанием мистики существует известное отношение кроме этого и к ним.

Говорится кроме этого, что человек, перед тем как вступить на Землю, обитал на иных планетах. Но под этими иными планетами необходимо разуметь только более ранние состояния развития самой ее обитателей и Земли. Почва со всеми существами, принадлежащими к ней, прошла, прежде, чем стать Почвой, три состояния — бытия Сатурна, Луны и Солнца. Сатурн, Луна и Солнце сущность некоторым образом три воплощения Почвы в древние времена. Да и то, что в данной связи именуется Сатурном, Луной и Солнцем, не существует сейчас в образе физических планет, как не существуют прошлые физические воплощения человека наровне с его теперешними.

Как обстоит дело с планетарным развитием человека и других принадлежавших к Почва существ, это и будет предметом предстоящих сообщений из Акаша-хроники. Этим отнюдь не говорится, что трем названным состояниям не предшествовало еще более ранних. Но все, что им предшествует, теряется во тьме, которую на данный момент не может осветить тайноведческое изучение. Потому что это изучение покоится не на умозрении, не на ткани из чистых понятий, а на настоящем духовном опыте. И как отечественный физический глаз в открытом поле может видеть только до известной границы и не попадает за горизонт, так и духовное око может видеть только до известного момента во времени. Тайноведение покоится на опыте и ограничивается пределами этого опыта. Только рассудочная мелочность желает изучить то, что было совсем в начале мира либо из-за чего фактически Всевышний создал мир? Для тайноиспытателя дело идет, наоборот, о том, чтобы выяснить, что на известной ступени познания уже не ставят более таких вопросов. Потому что в духовного опыта раскрывается человеку все, что ему необходимо для исполнения собственного назначения на отечественной планете. Кто терпеливо врабатывается в испытания тайноиспытателя, тот заметит, что человек может отыскать в пределах духовного опыта полное разрешение всех нужных для него вопросов. В будущем изложении будет видно, к примеру, как совсем разрешается вопрос о происхождении зла и другое, к чему обязан стремиться человек.

Но этим отнюдь не должно быть сообщено, что человек ни при каких обстоятельствах не сможет достигнуть разрешения упомянутых выше вопросов о происхождении мира и других, ему аналогичных. Он это может. Но дабы это мочь, он обязан сперва пройти через познания, раскрывающиеся в ближайшего духовного опыта. Тогда он определит, что эти вопросы нужно ставить в противном случае, чем он это делал доселе.

Чем глубже человек врабатывается в подлинное тайноведение, тем он делается скромнее. Лишь тогда определит он, как совсем неспешно обязан он делаться зрелым и хорошим для известных познаний. И гордость либо нескромность становятся, наконец, наименованиями для таких особенностей человека, каковые на известной ступени познания не имеют уже больше никакого смысла. Купив хотя бы малые познания, человек видит, как неизмеримо велик путь, лежащий перед ним. Через знание как раз и достигает человек понятия того, как мало он знает. И он достигает кроме этого эмоции той огромной ответственности, которую он берет на себя, говоря о сверхчувственных познаниях. Но человечество не имеет возможности жить без этих сверхчувственных познаний. Но тот, кто распространяет эти познания, испытывает недостаток в скромности и в подлинной, настоящей критике себя, в ничем непоколебимом рвении к самопознанию и в самой крайней осторожности.

Эти побочные замечания нужны тут, поскольку сейчас предстоит восхождение к еще более высоким познаниям, чем те, какие конкретно возможно отыскать в прошлых главах Акаша-хроники.

К тому взору в прошлое человечества, что нам предстоит в последующих сообщениях, обязан после этого присоединиться и взор в будущее. Потому что для подлинного духовного познания может раскрываться и будущее, не смотря на то, что только в той мере, как это нужно человеку для исполнения его назначения. Кто не желает признавать тайноведения и с высоты собственных предрассудков относит легко в область фантастики и бреда все, что из этого исходит, тот меньше всего осознает это отношение к будущему. И, но, простое логическое рассуждение имело возможность бы сделать понятным то, о чем тут идет обращение. Но лишь подобные логические рассуждения принимаются только , пока они согласуются с предрассудками людей. Предрассудки — могущественные неприятели кроме этого и всякой логики.

Поразмыслите лишь: в случае если соединить при совсем определенных условиях серу, водород и кислород, то по нужному закону обязана появиться серная кислота. И кто изучал химию, тот может угадать, что должно произойти, в случае если три названных вещества войдут в соприкосновение при соответствующих условиях. Так, ученый-химик есть пророком в ограниченной области вещественною мира. И ею пророчество имело возможность бы появляться неверным только в случае, если бы законы природы неожиданно стали иными. Тайновед исследует духовные законы в том же совершенно верно роде, как физик либо химик исследует законы материальные. Он делает это в том роде, и с тою страстью, как это подобает в духовной области. Но от этих великих духовных законов зависит развитие человечества. Подобно тому, как кислород, сера и водород ни в каком будущем не вступят в соединение вопреки законам природы, так и в духовной судьбы не случится, само собой разумеется, ничего, неприятного законам духовным. И кто знает эти последние, тот может, так, прозревать в закономерность будущего.

Тут намеренно приведен этот пример для пророческою предопреде ления будущих судеб человечества, потому что подлинным тайноведением предопределение это принимается вправду в таком как раз смысле. Для того, кто уяснит себе эту настоящую точку зрения оккультизма, отпадает кроме этого и возражение, словно бы через то, что положение вещей в известном смысле предопределимо, делается неосуществимой какая-либо свобода человека. Выяснено заблаговременно возможно только то, что подлежит какому-нибудь закону. Но воля не определяется законом. Как незыблемо то, что кислород, сера и водород соединятся в серную кислоту, по крайней мере только по определенному закону, так же правильно да и то, что от воли человека может зависеть установление условий, при которых будет функционировать данный закон. Так будет и с будущими великими судьбами человека и мировыми событиями. Как тайноиспытатель, видишь их заблаговременно, не смотря на то, что они и должны быть еще сперва позваны людской произволом. Оккультный исследователь предвидит как раз кроме этого да и то, что еще будет совершено людской свободой. Что это быть может, об этом должны дать представление последующие сообщения.

Одно лишь значительное различие нужно себе уяснить в предопределении методом физической науки либо методом духовного познания. Физическая наука покоится на рассудочном понимании, и потому пророчество ее бывает также только рассудочным, опирающимся на суждения, заключения, мысли и т.д. Пророчество лжедуховного познания исходит, наоборот, из настоящего высшего зрения либо восприятия. Тайноиспытатель обязан кроме того строжайшим образом избегать всяких представлений, основывающихся на одном лишь размышлении, мысли, умозрении и т.д. Он обязан идти тут методом полнейшего отречения и совсем уяснить себе, что всякое умозрение, рассудочное философствование и т.д. вредит подлинному видению. Эти деятельности относятся еще целиком и полностью к низшей природе человека, и воистину высшее познание начинается только в том месте, где эта природа поднимается до высшего существа в человеке. В этом утверждении самом по себе не содержится ничего против самих этих деятельностей, каковые в собственной области не только в полной мере правомерны, но кроме того единственно правомерны. По большому счету ничто не было бы низшим либо высшим само по себе, но только по отношению к чему-либо второму. Да и то, что в одном отношении стоит высоко, может по какому-нибудь второму направлению находиться весьма низко.

Но то, что должно познаваться через видение, не может быть познано через простое размышление либо через прекраснейшие мысли рассудка. Как бы ни был человек умен в простом смысле слова, данный ум нисколько не окажет помощь ему в познании сверхчувственных истин. Кроме того наоборот, он обязан совсем отказаться от него и отдаться единственно высшему видению. Тогда он будет принимать вещи легко, без помощи собственного умного размышления, как он без всякого размышления принимает в поле цветы. Никакое размышление о том, как выглядит луг, тут ему не окажет помощь; тут бессильно всякое остроумие. Это относится и к видению в высших мирах.

То, что возможно так пророчески высказано о будущности человека, является основой для всех совершенств, имеющих вправду практическое значение. Дабы иметь сокровище, совершенства должны быть столь же глубоко обоснованы в духовном мире, как законы природы в мире легко природном. Законами развития должны быть такие подлинные совершенства. В противном случае они исходят из не имеющей фантазии цены и никакой мечтательности, и ни при каких обстоятельствах не смогут отыскать осуществление. Все великие совершенства всемирный истории появились в самом широком смысле из видящего познания. Потому что в итоге все эти великие совершенства исходят от великих тайноиспытателей либо посвященных, а другие, младшие сотрудники в строении человечества, руководятся сознательно либо — как правило — бессознательно указаниями, взятыми от тайноиспытателей. Все бессознательное берет собственный происхождение в итоге все же в чем-либо сознательном. Каменщик, трудящийся над постройкою дома, бессознательно сообразуется с вещами, в полной мере осознанными для других, каковые выяснили место постройки дома, стиль, в котором он должен быть воздвигнут, и т.д. Вместе с тем и в самом этом определении стиля и места заложено что-то, остающееся неосознанным для самих определителей, но сознаваемое либо сознававшееся вторыми. Живописец, к примеру, знает, из-за чего этот стиль требует в одном случае прямой, а в другом — изогнутой линии и т.д. Тот же, кто использует данный стиль к постройке собственного дома, возможно, и не сознает этого из-за чего.

Так бывает и с великими событиями мирового и людской развития. За людьми, трудящимися в определенной области, стоят более высокие и сознательные работники, и без того развертывается вверх и вниз лестница ступеней сознания.

За обыкновенными людьми стоят изобретатели, живописцы, исследователи и т.д. За ними стоят тайноведческие посвященные, а за этими — сверхчеловеческие существа. Лишь это сделает для нас понятным человечества и развитие мира, в случае если мы уясним себе, что простое человеческое сознание имеется только одна из форм сознания, и что существуют формы, каковые выше и глубже. Но и тут нельзя применять неверно эти выражения выше и глубже. Они имеют значение лишь для той точки зрения, на которой стоит на данный момент человек. Дело обстоит с ними совсем так же, как с левыми и правыми. В то время, когда человек где-либо стоит, то одни вещи находятся справа, другие слева. Если он сам перейдет мало направо, то вещи, бывшие раньше справа, станут для него сейчас слева. Так происходит вправду и со ступенями сознания, каковые лежат выше либо глубже простого людской сознания. В то время, когда человек сам начинается выше, то изменяются и его отношения к вторым ступеням сознания. Но эти трансформации связаны как раз с его развитием. И исходя из этого принципиально важно указать тут как пример на подобные иные ступени сознания.

Такие примеры являет нам в первую очередь пчелиный улей либо то необычное национальное устройство, которое разыгрывается в муравейнике. Совместная работа разного рода особей насекомых (самок, самцов, работников) происходит совсем закономерно. И распределение отправлений на отдельные категории возможно означено только как проявление идеальной мудрости. То, что происходит в том месте, результат некоего сознания совсем так же, как учреждения человека в физическом мире (техника, мастерство, государство и т.д.) сущность результаты его сознания. Но лишь это сознание, лежащее в базе пчелиного улья либо муравейника, нельзя найти в том же физическом мире, в котором находится простое человеческое сознание. Дабы обозначить положение вещей, возможно выразиться примерно следующим образом. Человека мы находим в физическом мире. И его физические органы, все его строение устроены так, что мы должны и его сознание искать в первую очередь в этом физическом мире. В противном случае в пчелином улье либо муравейнике. В применении к ним было бы совсем ошибочном в отыскивании того сознания, о котором тут идет обращение, останавливаться на физическом мире в том же смысле, как у человека. Нет, тут мы должны, наоборот, сообщить себе: дабы отыскать существо, устраивающее пчелиный улей либо муравейник, мы не можем остановиться на том мире, в котором живут по физическому телу собственному пчелы либо муравьи. Сознающего духа необходимо в тот же час же искать в другом мире. Этого сознающего духа, что у человека живет в физическом мире, для названных животных колоний необходимо искать в мире сверхчувственном. Если бы человек имел возможность своим сознанием встать в данный сверхчувственый мир, он имел возможность бы в том месте в полной мере сознательно приветствовать, как сестринское существо, муравьиного либо пчелиного духа. Для ясновидящего это вправду вероятно. Так, в приведенных примерах мы имеем перед собою существа, сознание которых находится в иных мирах, и каковые попадают в физический мир лишь собственными физическими органами — муравьями и отдельными пчёлами. В полной мере быть может, что такое сознание, как сознание пчелиного улья либо муравейника, в более ранние эры собственного развития уже было в физическом мире, подобно теперешнему людской, но после этого встало и оставило в физическом мире лишь собственные исполнительные органы, в частности отдельных муравьев и пчел. Подобный движение развития вправду в будущем предстоит человеку. До известной степени он кроме того уже осуществился на данный момент у ясновидящих. Что сознание современного человека трудится в физическом мире, это основывается на том, что его физические частицы — мозговые и нервные молекулы — соединены между собою совсем в некотором роде. Изложенное правильнее в второй связи — в моей книге Как достигнуть познания сверхчувственных миров, — это должно быть тут кроме этого отмечено. При более высоком развитии человека простая сообщение его мозговых молекул в действительности будет ослаблена. Связь между ними будет свободнее, так что в известном отношении мозг ясновидящего возможно в действительности сравнить с муравейником, не смотря на то, что анатомически и запрещено не редкость указать этого расщепления. В разных областях мира процессы протекают совсем разным образом. Отдельные молекулы муравейника — в частности сами муравьи — в далеком прошлом были тесно связаны между собою, как сейчас молекулы людской мозга. Соответствовавшее им сознание пребывало тогда в физическом мире, как сейчас человеческое. И в то время, когда в будущем человеческое сознание переселиться в высшие миры, тогда сообщение чувственных частиц в физическом мире будет такой же свободной, как сейчас связь между отдельными муравьями. То, что случится некогда физически для всех людей, происходит уже сейчас с мозгом ясновидящего; только что нет достаточно узкого инструмента в мире эмоций, дабы найти это ослабление связи, которое ослабляет такое опережающее вторых развитие. А также подобно тому, как у пчел появляются три категории: матка, работницы и трутни, так в мозгу ясновидящего появляются три категории молекул, либо, фактически говоря, отдельных живых существ, которых вставшее в верховный мир сознание ясновидящего ведет к сознательной совместной деятельности.

Другую ступень сознательности являет собою то, что в большинстве случаев именуют духом народа либо расы, не воображая себе наряду с этим, чего-либо весьма определенного. Но для тайноиспытателя в базе неспециализированной, выполненной мудрости деятельности, которая проявляется в совместной судьбе участников какого-нибудь народа либо расы, лежит кроме этого некое сознание. Тайноведческим изучением это сознание возможно отыскано в другом мире равно как и сознание пчелиного улья либо муравейника. Лишь для этого народного либо расового сознания нет органов в физическом мире, но эти органы находятся лишь в так именуемом мире астральном. Подобно тому, как сознание пчелиного улья делает собственную работу при помощи физических пчел, так и сознание народа — при помощи астральных тел людей, которыми владел этому народу. В рас духах и этих народов мы имеем так перед собой существа, совсем иного рода, чем в человеке либо в пчелином улье. Было нужно бы привести еще большое количество примеров, дабы продемонстрировать с полной очевидностью наличность высших и низших по отношению к человеку существ. Но достаточно и приведенного, дабы предпослать введение к обрисованным в следующих главах дорогам развития человека. Потому что становление самого человека возможно понятным, только в случае если учесть , что он начинается вместе с существами, сознания которых лежат в мирах иных, чем его личный. То, что происходит в его мире, зависит кроме этого и от аналогичных существ, стоящих на вторых ступенях сознания, и исходя из этого возможно осознано лишь в связи с ними.

О происхождении Почвы

Подобно тому, как отдельному человеку с самого собственного рождения приходится проходить разные ступени, восходить от младенчества через детство и т. д. впредь до возраста зрелого мужчины либо дамы, так происходит и со всем человечеством в целом. Оно развилось до собственного теперешнего состояния, пройдя через другие ступени. При помощи тех средств, которым вооружен ясновидящий, возможно проследить три главные ступени этого развития человечества, пройденные прежде, чем совершилось образование Почвы, и перед тем как это мировое тело стало ареною этого развития. Так, на данный момент мы имеем дело с четвертою ступенью в великой всемирный судьбы человека. Тут нужно предварительно поведать о некоторых относящихся ко мне фактах. Внутреннее обоснование представится в самом ходе изложения, потому, что оно вероятно в словах простого языка, не прибегая к методу выражения, употребительному в тайноведении.

Человек существовал, в то время, когда еще не было никакой Почвы. Но этого нельзя представлять себе, как на это намекалось уже в прошлых главах, так, как словно бы он раньше жил на вторых планетах и в узнаваемый момент переселился на Землю. Наоборот, сама эта Почва развивалась вместе с человеком. Она прошла, как и он, три главные ступени развития, перед тем как сделаться тем, что мы сейчас именуем Почвой. Нужно до тех пор пока — как это уже указывалось в предшествовавших отрывках Акаша-хроники — совсем освободиться оттого значения, которое современная наука связывает с именами Сатурна, Луны и Солнца, в случае если мы желаем заметить в верном свете то, что может сообщить в данной области тайновед. В дальнейшем до предстоящего не будем связывать с этими именами иного значения, чем какое будет конкретно дано им в последующих сообщениях.

Перед тем как мировое тело, на котором протекает жизнь человека, стало Почвой, оно имело три другие формы, каковые обозначают как Сатурн, Солнце и Луну. Так, возможно сказать о четырех планетах, на которых протекают четыре главные ступени людской развития. Дело обстоит так, что Почва, перед тем как стать Почвой, была Луной, еще раньше — Солнцем, и вдобавок раньше — Сатурном. Мы имеем право — как это выяснится из последующих сообщений — принять три предстоящие главные ступени, через каковые позднее пройдет Почва, либо, лучше сообщить, то мировое тело, которое развивалось до теперешней Почвы. В тайноведении им даны имена Юпитера, Вулкана и Венеры. Так, в прошлые времена мировое тело, с которым связана будущее человека, прошло через три ступени, сейчас находится на четвертой, и в будущем должно будет пройти еще через три, перед тем как разовьются все задатки, каковые человек носит в себе, перед тем как он достигнет вершины собственного совершенства.

Необходимо, но, представить себе, что развитие человека и его мирового тела протекает не с такой же постепенностью, как переход отдельного человека через младенческий возраст, детский и т.д., где одно состояние более либо менее незаметно переходит в второе. Тут мы имеем дело, наоборот, с известными перерывами. Состояние Сатурна не переходит конкретно в состояние Солнца. Между ступенями Солнца и развития Сатурна, и и между следующими формами человеческого мирового тела, лежат промежуточные состояния, каковые возможно было бы сравнить с ночью, разделяющей два дня, либо с тем похожим на сон состоянием, в котором находится семя растения, перед тем как оно разовьется опять в полное растение.

Примыкая к восточному изложению этих вещей, современная теософия именует такое состояние развития, в котором жизнь развертывается снаружи манвантарой, а промежуточное состояние спокойствия — пралайей. В духе европейского тайноведения для первого состояния возможно употребить слово открытый кругооборот, а для второго — сокровенный либо закрытый кругооборот. Но употребительны кроме этого и другие обозначения. Сатурн, Солнце, Луна, Почва и т.д. — это открытые кругообороты, лежащие же между ними периоды спокойствия — закрытые.

Было бы совсем неправильным думать, что в периоды спокойствия любая жизнь умирает, не смотря на то, что такое представление видится сейчас во многих теософских кругах. Как на протяжении собственного сна человек постоянно живёт , так же не умирает его жизнь и жизнь мирового тела на протяжении закрытого кругооборота (пралайи). Но лишь жизненные состояния в периоды спокойствия не смогут быть восприняты эмоциями, развивающимися своевременно открытого кругооборота, как и на протяжении сна человек не принимает того, что происходит около него. Из-за чего для обозначения состояний развития употребляется выражение кругооборот, это достаточно выяснится из последующего изложения. О больших промежутках времени, каковые нужны для таких кругооборотов, возможно сообщено только позднее.

Неспециализированную нить, проходящую через последовательность этих кругооборотов, возможно отыскать, в случае если предварительно проследить по ним развитие людской сознания. Все другое может примкнуть в порядке вещей к этому рассмотрению сознания.

Сознание, которое человек развертывает в течение собственного земного пути, именуется — в согласии с европейским тайноведением — ярким, дневным сознанием. Оно пребывает в том, что человек при помощи собственных наличных эмоций принимает вещи и существа мира, и при помощи своего разума и своего рассудка образовывает себе идеи и представления об существах и этих вещах. Он действует тогда в чувственном мире сообразно этим своим восприятиям, идеям и представлениям. Это сознание человек выработал себе лишь на четвертой основной ступени собственного мирового развития; на Сатурне, Лунь и Солнце его еще не было. В том месте жил он в других состояниях сознания. Сообразно с этим, три прошлые ступени развития возможно обозначить, как раскрытие низших состояний сознания. Самое низкое состояние сознания было пройдено на протяжении развития на Сатурне; более высоким есть состояние солнечного, за ним направляться лунное и, наконец, земное сознание.

Эти более ранние состояния сознания отличаются от земного в основном двумя показателями: степенью ясности и тою окружностью, на которую простирается восприятие человека.

Сознание на Сатурне владеет мельчайшей степенью ясности. Оно совсем смутно. Тяжело исходя из этого дать более правильное представление об данной смутности, поскольку кроме того смутность сна уже на одну ступень ярче, чем то состояние сознания. В ненормальных состояниях так именуемого глубокого транса современный человек может еще возвращаться к нему. Кроме этого и человек, ставший ясновидящим в духе тайноведения, может составить себе верное представление о нем. Но лишь сам он вовсе не живет в таком состоянии сознания. Он поднимается, наоборот, к второму, значительно более высокому, но в некоторых отношениях все же сходному с тем, начальным. У простого человека современной ступени земного развития это состояние, через которое он некогда прошел, не редкость погашено ясным дневным сознанием. Но медиум, впадающий в глубочайший транс, переносится опять в него и принимает тогда так, как некогда принимали все люди во времена Сатурна. И подобный медиум может тогда, в состояний транса либо по окончании пробуждения, говорить о переживаниях, сходных с теми, каковые имели место на Сатурне. Но возможно сказать, само собой разумеется, лишь сходных, а не однообразных, потому что факты, происходившие на Сатурне, раз и окончательно отошли в прошлое; и факты, имеющие только известное сродство с ними, разыгрываются еще и поныне около человека. И только такое сознание, как было на Сатурне, может принимать эти последние.

Ясновидящий в вышеупомянутом духе достигает сейчас, как и означенный медиум, для того чтобы сознания, какое было на Сатурне, но он сохраняет наряду с этим еще и собственный ясное дневное сознание, которого человек не имел еще на Сатурне и которое медиум теряет на протяжении транса. Так, не смотря на то, что ясновидящий и не находится сам в том состоянии сознания, какое было на Сатурне, но может составить себе о нем представление.

Меж тем как по собственной ясности такое сознание на Сатурне стоит на пара ступеней ниже современного людской сознания, по количеству того, что оно может принимать, оно превосходит последнее. В частности, при всей собственной смутности, оно может принимать до небольших подробностей не только все, что происходит на его собственном мировом теле, но может еще кроме этого замечать вещи и существа на вторых мировых телах, находящихся в связи с его собственным телом, Сатурном. И оно может кроме этого оказывать на эти вещи и существа известное действие. (Чуть ли стоит упоминать, что это наблюдение вторых мировых тел совсем превосходно от того, какое может создавать современный человек со своей научной астрономией. Астрономическое наблюдение опирается на ясное дневное сознание и потому принимает другие мировые тела извне. Сознание же на Сатурне имеется, наоборот, яркое чувство, сопереживание того, что происходит на вторых мировых телах. Не совсем, но все же до некоей степени верным будет заявить, что житель Сатурна переживает вещи и события вторых мировых тел — и собственного собственного — так же, как современный человек переживает в своем теле собственный его биение и сердце, либо подобное тому).

Это сознание на Сатурне начинается медлительно. Оно проходит, как первая основная ступень развития человечества, через последовательность подчиненных ступеней, каковые в европейском тайноведении именуются малыми кругооборотами. В теософской литературе стало принято именовать эти малые кругообороты — кругами, а их предстоящие подразделения — еще более небольшие кругообороты — Глобами. Об этих подчиненных кругооборотах будет обращение в последующих главах. Тут же будут прослежены пока только главные ступени развития, для большей лености их обозрения. До тех пор пока кроме этого будет обращение лишь о человеке, не смотря на то, что в один момент с его развитием протекает кроме этого развитие стоящих как ниже, так и выше его существ и вещей. Потом к поступательному ходу человека примкнет в порядке вещей да и то, что касается развития вторых существ.

В то время, когда раскрытие сознания на Сатурне было закончено, наступил один из упомянутых выше продолжительных периодов спокойствия (пралайя). По окончании него из людской мирового тела развилось то, что в тайноведении именуется Солнцем. И на Солнце опять восстали от собственного сна кроме этого и людские существа. В них было, как задаток, развернувшееся уже раньше на Сатурне сознание. Его они сперва и вывели опять из зачаточного состояния. Возможно заявить, что человек повторил на Солнце состояние Сатурна, перед тем как встать к высшему. Лишь тут имеется в виду не простое повторение, а повторение в второй форме. Но о превращениях форм будет сообщено позднее при описании малых кругооборотов. Тогда выступят наружу и различия в отдельных повторениях. Пока же подлежит рассмотрению лишь развитие сознания.

По окончании повторения состояния Сатурна наступает солнечное сознание человека. Оно на одну ступень яснее прошлого, но и потеряло пара в широте кругозора. В собственном теперешнем жизненном положении человек на протяжении глубокого сна без сновидений владеет состоянием сознания, похожим на то, какое у него было некогда на Солнце. Но лишь тот, кто не владеет ясновидением, либо кто не есть медиумом, не имеет возможности принимать вещей и существ, отвечавших солнечному сознанию. По отношению к трансу загружённого в это состояние медиума и к высшему сознанию подлинного ясновидящего дело обстоит и тут так же, как о том было сообщено относительно сознания на Сатурне.

Количество солнечного сознания простирается лишь на Солнце и на находящиеся с ним в ближайшей связи мировые тела. Лишь его и его подобия может сопереживать житель Солнца подобно тому, как теперешний человек — дабы пользоваться еще раз вышеприведенным сравнением — переживает биение собственного сердца. Житель Сатурна сопереживал так жизнь кроме этого и мировых тел, не принадлежавших конкретно к ближайшей области Сатурна.

В то время, когда ступень Солнца прошла через соответственные подчиненные кругообороты, она также вступает во время спокойствия. Из него человеческое мировое тело пробуждается к собственному лунному существованию. Опять человек проходит тут, перед тем как встать выше, через Солнца и ступени Сатурна в двух меньших кругооборотах. После этого он вступает в собственный лунное сознание. О нем уже легче составить представление, по причине того, что имеется некое сходство между данной ступенью сознания и пронизанным снами сном. Но особенно должно быть выделено, что и тут возможно обращение только о сходстве, а не о тождестве. Потому что не смотря на то, что лунное сознание протекает в образах, аналогичных образам сновидений, но эти образы кроме этого соответствуют событиям и предметам в окружении человека, как и представления современного ясного дневного сознания. Но лишь все в этом соответствии еще смутно, как раз образно. Это возможно наглядно представить себе следующим образом. Предположим, что лунное существо приблизилось к какому-нибудь предмету, скажем, к соли. (Само собой разумеется, тогда еще не было соли в теперешней форме, но, дабы быть понятным, приходится оставаться в пределах сравнений и образов). Это лунное существо — предшественник современного человека — не принимает вне себя пространственно протяженного предмета определенного формы и цвета; но приближение к этому предмету вызывает то, что в лунного существа как бы всходит некий образ, в частности похожий на образ сновидения. Данный образ имеет известную цветовую окраску, в зависимости от того, каков этот предмет. Если он красив этому существу, если он благоприятен его жизни, окраска не редкость яркой, желтоватых оттенков, либо же зеленой; в случае если дело идет о несимпатичном предмете, либо вредном для этого существа, тогда появляется кроваво-красноватый оттенок цвета. Подобным образом видит и сейчас ясновидящий, но лишь он наряду с этим видении сохраняет полное сознание, в то время как житель Луны владел только сновидческим, сумеречным сознанием. Образы, вспыхивающие в этого жителя, имели в полной мере определенное отношение к окружающему. В них не было ничего произвольного. Исходя из этого возможно было ими руководствоваться. И под впечатлениями этих образом действовали так же, как действуют сейчас под впечатлениями чувственных восприятий.

Развитие этого сновидческого сознания — третьей основной ступени — было задачей лунного кругооборота. По окончании того, как Луна прошла через соответственные малые кругообороты, опять наступил период спокойствия (пралайя). И после этого из мрака забрезжила Почва.

ее будущее и Земля

Четвертая основная ступень людской развития переживается на Земле. Это то состояние сознания, в котором находится на данный момент человек. Но перед тем как придти к нему, он должен был сам, а вместе с ним вся Почва, повторить сперва в трех меньших кругооборотах (так называемых в теософской литературе кругах) одно за вторым состояния Сатурна, Луны и Солнца. Сейчас человек живет в четвертом кругообороте Почвы. Он уже пара переступил через середину этого кругооборота.

На данной ступени сознания человек не принимает лишь сновидчески образы, поднимающиеся в его душе, как воздействие окружающего, но для него выступают предметы вовне в пространстве. На Луне, и еще и на Земле на протяжении ее повторительных ступеней, в его душе поднимался, к примеру, красочный образ, в то время, когда приближался соответственный предмет. Все сознание складывалось из таких приливающих и отливающих образов, звуков, и т.д. Лишь при наступлении четвертого состояния сознания цвет выступает уже не только в душе, но и на внешних пространственно ограниченных предметах, а звук не есть уже лишь внутренним звучанием души, но сам предмет звучит в пространстве. Исходя из этого это четвертое земное состояние сознания именуют в тайноведении кроме этого предметным сознанием. Медлительно и неспешно выработалось оно на протяжении развития таким методом, что мало помалу появлялись физические органы эмоций и делали вероятным восприятие у внешних предметов их многообразных чувственных особенностей. Но не считая развитых сейчас уже эмоций имеется и другие, еще в зачатке, каковые развернутся в следующих земных эрах и явят чувственный мир в еще большем многообразии, чем как это имеет место сейчас.

Красочный, звучащий и т.д. мир, что прошлый человек принимал так в себя, выступает для него в жизни вовне, в пространстве. Но внутри его появляется новый мир. Мир представлений либо мыслей. О мыслях и представлениях не может быть речи при лунном сознании. Оно складывается из одних лишь вышеозначенных образов.

Примерно в середине земного развития — это подготовляется, фактически, уже пара раньше — появляется в человеке эта свойство создавать представления и мысли о предметах собственных восприятий. И эта же свойство образует базу для самосознания и памяти. Лишь воображающий человек может выработать воспоминание о том, что он воспринял, и лишь мыслящий человек достигает того, что начинает различать себя от окружающего, как независимое, самосознающее существо, научается познавать себя, как Я. Три первые обрисованные ступени были, так, ступенями сознания, четвертая же есть не только сознанием, но самосознанием.


Понравилась статья? Поделиться с друзьями: